Речь президента ОАО РЖД (окончание) | Пресса о РЖД
Media Player Winamp Real Player QuickTime Player

Речь президента ОАО РЖД (окончание)

Вести

Аркадий ДВОРКОВИЧ: Давайте отпустим Владимира Ивановича. И я не могу сейчас не дать слова, честно говоря, после того, что было сказано про железнодорожные тарифы, про давление со стороны губернаторов на предпринимателей, присутствующему здесь Александру Геннадьевичу Хлопонину, губернатору Красноярского края. Александр Геннадьевич, что творится в экономике? Александр ХЛОПОНИН, губернатор Красноярского края: Сейчас Владимир Иванович уйдет, я (смех)… Аркадий ДВОРКОВИЧ: В глаза нехорошо, да? Александр ХЛОПОНИН: Я, честно говоря, не знаю, какое давление со стороны губернаторов. Может быть, с чьей-то стороны оказывается давление на бизнес, особенно с точки зрения заработной платы, но, коллеги, когда заработная плата ниже бюджета прожиточного минимума, ну, это, естественно, если львиная часть выплачивается из конвертов, естественно, на уровне региональных законов мы принимаем законодательство, в соответствии с которым мы как бы заставляем субъекты малого предпринимательства, в основном, так сказать, иметь уровень оплаты труда или заработную плату не ниже бюджета прожиточного минимума. Потому что иначе это, собственно, всё остальное в конвертах, это очевидно, это понятно. Другого давления какого-либо я, честно говоря, не вижу. Хотя еще раз говорю, мы сейчас можем долго рассуждать по поводу коррупции и всего остального, так сказать, то, что происходит в административной среде и то давление, которое действительно сегодня зачастую оказывается на субъекты малого предпринимательства. Что касается тарифов естественных монополий, ну, очевидно, вот я еще раз могу сказать, давайте разобьем на энергетические тарифы и на транспортные тарифы, ну давайте, что сегодня происходит. Рост тарифов сегодня просто убивает экономику, особенно в таких территориях, как Сибирь, машиностроение и промышленность просто лежит на боку. Давайте, плата за подключение. Приходят ко мне представители малого и среднего бизнеса и говорят: вот, коллеги, вот с нас сегодня энергетики взяли плату за подключение, в результате там, ну, в размере там миллиона — трех миллионов рублей и так далее. Я говорю: «И что?» А ничего при этом никуда не подключили и ничего не строят. Я говорю: «Почему?» Ну, потому что они не набрали количества предприятий малого и среднего бизнеса, чтобы построить эту подстанцию, поэтому ждите, говорят, пока вот следующие еще внесут эту плату за подключение, и тогда мы построим и так далее. В результате стоит всё, в результате деньги заплачены, ничего в результате не работает. Вот. Более того, если посмотреть на структуру затрат этих монополий, то я вот сто процентов могу сказать, что в энергетике, как минимум, 20 процентов существует внутренних затрат, которые можно оптимизировать, или издержек, которые сегодня вполне можно оптимизировать, и именно инвестиционная составляющая как раз покрывает счет внутренних издержек. Я не говорю о тарифе, я говорю об инвестиционных затратах. Поэтому вот мы берем сегодня объем неплатежей уже по электроэнергетике, уже достигает уровня 15-20 процентов, при этом энергетика работает, функционирует, там есть запас прочности. Что касается железнодорожных тарифов, здесь ситуация очень простая. Председатель правительства, ведущие министры говорят о том, что мы хотим в условиях кризиса развивать инновационную экономику, говорят, что мы должны уходить в глубину переработки нашей продукции. Ну, пример — лесной комплекс. Что мы сегодня имеем? Мы имеем то, что в Красноярском крае на уровне там субъекта Российской Федерации мы принимаем законы стимулирования, поддержки наших экспортно-ориентированных предприятий исключительно в области глубокой переработки и только тех, которые производят продукцию на современных технологиях. Здорово. Приходят ко мне лесопереработчики и говорят: очень здорово. Только почему-то получается, что мне довезти там до Владивостока мой товар сегодня более глубокой переработки стоит в три раза дороже, в три раза дороже, чем довезти пиловочник. То есть это взял лес, срубил сучья, повез, собственно говоря, и это гораздо дешевле и эффективнее везет на экспорт, чем продукцию глубокой переработки. Тогда вопрос: что стимулируют наши монополии естественные, которые, собственно, вот в области транспорта? Отсюда вывод простой, что это тоже государственная политика. Если мы хотим стимулировать глубокую переработку у нас древесины, не поставлять кругляк, то надо, соответственно, по большому счету, и обозначать как приоритеты. Если мы хотим стимулировать объемы, то есть для того чтобы кругляк было эффективнее вывозить, значит, давайте стимулировать кругляк, тогда мы свернем всю глубокую переработку. Поэтому еще раз говорю, что три, как бы я вот определил с точки зрения там региона… хотя не бывает региональной экономики, да, она государственная, она, так сказать, и частная, и так далее, то есть она не в региональном аспекте развивается. Я бы обозначил все-таки как главные, стратегические задачи для государства три основных момента, как мне кажется. И вот я бы не стал дискутировать на тему там монетаризма, кинсеанства, это уже, честно говоря, уже дело рук, наверное, экспертов высочайшей категории, там макроэкономистов и так далее, а все-таки перешел бы к тому, что первый этап кризисный мы прошли. По большому счету, действительно было на уровне правительства сделано очень много качественных решений и шагов, которые как раз подставили эту подушку для того, чтобы не сильно больно падали или ударяться было не так тяжело. На втором этапе, мне кажется, три основных направления. Первое направление — это, безусловно, стимулирование спроса. Второе направление — это, безусловно, кто бы что ни говорил, это девальвирование рубля. Потому что мы сегодня имеем сырьевую экономику, никуда мы от этого не денемся, и это, действительно, очень большой ресурс и очень подушка хорошая, сильная у нас. И третье направление — то, о чем правительство сегодня говорит, полностью поддерживаем, это, по большому счету, снижение затрат и повышение конкурентоспособности наших предприятий. Теперь буквально коротко последнее, что я хотел сказать, вот в плане стимулирования спроса, какие здесь меры. Ну, давайте так. Снижение учетной ставки Центрального банка. Ну, действительно, ситуация уникальная сегодня. Сегодня норма прибыли в рублевой экономике составляет где-то, по оценкам экспертов, от 8-ми до 12-ти процентов. Возьмите учетную ставку, возьмите, собственно говоря, дополнительные оплаты процентов банкам. Откуда предприятиям взять деньги для того, чтобы развивать собственную экономику и каким-то образом ее модернизировать? Невозможно. Поэтому я считаю, что очень важное направление. Тарифы естественных монополий — то, о чем я говорил. Безусловно, я считаю, что одной из мер должно стать неувеличение налоговой нагрузки на бизнес. Дальше, что касается госзаказа и строительства новой инфраструктуры. Уникальная вещь. Сегодня слышу заявления отдельных наших государственных служащих, говорят о том, что вот есть государственный заказ, вот мы развиваем крупные проекты, индикативно снижайте расходы на 30 процентов. Я говорю: «Что такое на 30 процентов? Что снизить? Полдороги на 30 процентов построить? Полподстанции построить на 30 процентов?» Как можно индикативно снизить на 30 процентов? Должна быть все-таки какая-то избирательность в этой оптимизации. За счет издержки сокращать? Согласен. Но, тем не менее, снижать объемы вот этих крупных инфраструктурных проектов или снижать объемы их финансирования, я считаю, что категорически неправильно. Еще одно интересное направление, в котором есть смысл поработать, это, безусловно, демонополизация экономики на региональном уровне. Я речь веду как раз о жилищно-коммунальном хозяйстве, о, скажем, местных сетях, тарифах и так далее. Здесь тоже очень большое поле деятельности. Я сегодня считаю, что очень важное направление для регионального бизнеса. Ну и, безусловно, направление, о котором сегодня будут еще говорить, это форсирование развития новой инновационной экономики, безусловно, с учетом четкого выделения там приоритетов прорывных технологий, где мы будем сегодня развиваться, и определении приоритетов. И не надо скупиться, я считаю, что сегодня надо государству тратить денег, в том числе и на покупку технологий, на приобретение новых технологий и на стимулирование этой работы на уровне предприятий. Вот, с моей точки зрения, вот эти вот направления ключевые, над которыми надо работать, как мне кажется. Аркадий ДВОРКОВИЧ: В духе красноярского формата, который был в этом году опробован, хотел бы сразу дать возможность ответить. Эльвира Сахипзадовна, зачем вы покушаетесь на убийство экономики, поднимаете, планируете повышение тарифов естественных монополий, за что? Эльвира НАБИУЛЛИНА, министр экономического развития РФ: Значит, по тарифам. На самом деле в этом году мы гораздо более жестко подходим к рассмотрению вопросов тарифов. В прошлом году то решение, которое было принято, оно было таким компромиссным и на уровне баланса интересов естественных монополий и экономики. При этом еще не была понятна глубина кризиса и как предприятия будут реагировать на кризис. В этом году мы проводим и почти закончили работу по глубокому анализу финансовых планов инвестиционных проектов естественных монополий, во многом по наказу бизнеса. Потому что ни одно тарифное решение не должно приниматься без того, чтобы все внутренние резервы, которые есть у естественных монополий, я с этим согласна, были выявлены, насколько это можно сделать в рамках отсутствия конкуренции. Мы все понимаем, что в условиях отсутствия конкуренции мы до конца всех затрат и всю мотивацию выяснить не можем. Но, тем не менее, мы в этом году будем повышать цены на газ в определенных размерах, прежде всего для того, чтобы стимулировать энергоэффективность и, прежде всего, модернизационные проекты в электроэнергетике. Потому что низкие цены на газ и разрыв цен на газ на внутреннем и на внешнем рынке — это существенная вещь. В электроэнергетике наша позиция заключается в том, чтобы по минимуму повысить регулируемые тарифы, может быть, только в том объеме, который связан с повышением цен на газ. Это будет минимальное повышение. При этом мы считаем, что нужно сохранить темпы либерализации рынка электроэнергии с четким контролем за выполнением обязательств частными инвесторами по выполнению инвестиционных программ. И на самом деле, железнодорожный транспорт — очень серьезная проблема, потому что, как и в электроэнергетике, услугами железнодорожного транспорта пользуются практически все предприятия. Мы провели достаточно большую работу, то, что Владимир Иванович рассказывал. Действительно, снижение и операционных затрат, и снижение затрат по выполнению инвестиционных программ ОАО «РЖД» в этом году показало очень большое. И я когда приезжаю в регионы, я прежде всего слышу от предприятий то, что ОАО «РЖД» давит их по издержкам. Кстати, ни от монополий электроэнергетики, ни от «Газпрома» вот таких сигналов существенных не поступало, но от ОАО «РЖД» — многие предприятия говорят, что просто снижают, пытаются снизить тарифы, снизить цены по закупкам. Поэтому по тарифам, тем не менее, и в этом году будет принято, будем принимать то решение, которое считаем наиболее оптимальным балансом между интересами потребителей услуг естественных монополий, но и потребностями естественных монополий, потому что мы все говорим об инфраструктуре, и даже в докладе, который здесь есть, развитие инфраструктуры обозначено как приоритетное. Инфраструктура не развивается без денег. Мы должны тогда либо оплачивать ее из бюджета, повышая налоги или увеличивая дефицит, либо при использовании всех, при выявлении всех внутренних резервов, все-таки тарифы — выручка естественных монополий. Поэтому это будет сбалансированное решение, но, тем не менее, сейчас, по предварительным расчетам, мы, конечно, выходим на уровень повышения тарифов ниже, чем в прошлом году, по некоторым направлениям — существенно ниже.

Поиск на 1520mm.ru
Все о транспорте
В нашей библиотеке
Сейчас на железных дорогах

Календарь
Июль 2009
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Июн   Авг »
 12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  
В благодарность за труды